Наши люди в Монако: Ирина Купченко в фильме "Училка" | HelloMonaco
Главная / В курсе / Наши люди в Монако: Ирина Купченко в фильме «Училка»
Фильм "Училка"

Наши люди в Монако: Ирина Купченко в фильме «Училка»

Еще до выхода в российский прокат фильм «Училка» с Ириной Купченко в главной роли успел вызвать массу разговоров о своем провокационном сюжете. Премьерный его показ состоялся в августе этого года в Выборге, на XXIII Фестивале российского кино «Окно в Европу», где картина была разгромлена председателем жюри фестиваля. Однако по итогам зрительского голосования фильм режиссера Алексея Петрухина стал лучшим. 19 октября “Училка” был представлена в Монако.

“Училка” – о чем фильм?
Уставшая и растерянная перед предстоящей Всероссийской Переаттестацией Учителей, пожилая учительница, проработавшая в школе сорок лет, начинает урок в 11 классе. “Дети” совершенно неуправляемы, они ведут себя откровенно неуважительно, хамят, что постепенно приводит учительницу в истерическое состояние. У одного из учеников оказывается пистолет, который учительница в результате борьбы отбирает и выдвигает ученикам условие: они смогут выйти из класса только ответив на все вопросы по предмету. Однако ей не удается контролировать ситуацию долго, и пистолет начинает “гулять” по классу. В результате возникают обвинения к молодому поколению в неуважении к собственной стране, незнанию и нежеланию знать ее историю, ценить достижения отцов, в цинизме – некий стандартный набор претензий от тех, кто пережил развал Союза, лихие девяностые и не нашел своего места в новой России.
И в тоже время — у детей свои вопросы к учителю: разве не ее поколение развалило страну; кто виноват в происходящем на Украине; массовая миграция в страну среднеазиатов, и даже — почему американцы диктуют всему миру, что делать. Но задаются эти вопросы очень рамочно и не находят ответа. Если в начале фильма все «детки» — отпетые хамы и дебилы, то к концу фильма под дулом пистолета в их глазах их речах появляется мысль и некоторая душевность. Вот такая мимикрия, катарсис, прозрение.
После премьеры фильма в рамках недели российского кино в Монако, Ирина Петровна Купченко, которая не очень охотно дает интервью, сама начала разговор со зрителями и позже пообщалась с HelloMonaco.

Ирина Купченко в Монако
Ирина Купченко и Ольга Таран

Ольга Таран: Режиссер фильма Алексей Петрухин в одном из интервью сказал, что «ради этой роли Ирина Петровна перекроила весь свой график и даже не стала обсуждать гонорар». Что же вас так привлекло в этой работе?
Ирина Купченко: В отличии от западного кино, где много интересных ролей для женщин в возрасте, у нас таковых практически нет. Ты играешь либо маму, либо бабушку, либо просто старуху. А ведь в историях женщин и мужчин в каждом возрасте есть много проблем. Как актриса — я заинтересовалась этой ролью, потому как есть что играть. Как человеку — мне также было интересно, поскольку у нас много проблем, связанных с образованием, особенно со школьным. Но в свое время, до перестройки и распада СССР, основная задача школы, наряду с обучением, была воспитательной. Не зря комсомольские и пионерские организации занимались подростками. Говорят, что становление личности человека происходит именно в те годы, которые ребята проводят в школе. Общество, государство и школа в частности, должны этим заниматься, обращать на это самое пристальное внимание. Сегодня этого нет. Поэтому дети какие-то разболтанные. В фильме показана и проблема учителей: почему у них не получается собрать класс, почему их не любят дети. Мне эти темы показались интересными и серьезными с точки зрения актрисы и просто женщины.

Ольга Таран: Как, по-вашему, изменилась школа и почему? Продолжает ли она нести ту социальную и воспитательную функцию, что несла ранее? И должна ли?
Ирина Купченко: Школа должна нести воспитательную функцию. Сейчас учителей, так сказать, освободили от нее, загрузили их бюрократическими делами. Теперь они – менеджеры по знаниям. В результате вся ответственность за воспитание легла на семью. Вместе с тем не у каждой семьи есть достаточно времени для необходимого внимания к подросткам, тем более что дети проводят в школе больше времени, чем дома. Раньше, если школьник шел по улице в учебное время, первый встречный останавливал его и вел к милиционеру, а тот – в школу или к родителям. Сейчас никто не обратит внимания на школьника, который во время, когда должны быть уроки, разгуливает по городу или даже стоит и курит на улице.

Ольга Таран: В картине предпринята попытка поднять много тем, возможно, даже слишком много для одного фильма. Это и «проблема отцов и детей”, и Украина, и проблема “переписывания советской истории”. Какая все таки основная мысль фильма по замыслу режиссера?
Ирина Купченко: Не знаю, насколько это прочиталось в фильме. Идея затрагивает не молодых педагогов, у которых все хорошо. Я ведь играю старую учительницу, жизнь которой поломалась. Этот фильм призван показать, что надо действовать, чтобы заслужить любовь учеников.
Да — это не идеал учителя, она совершенно потеряна. В фильме чувствуется взаимное обвинение: учительница обвиняет детей, а они – ее. Затем происходит взрыв, совершенно неконтролируемая ситуация, и все они начинают меняться.
А с другой стороны — отношение к учителю. Оно ведь совершенно поменялось. Вот к примеру, сейчас идет разговор о прокате фильма в Китае. Но возникли проблемы с переводом названия. Ведь у них на Востоке не существует такого уничижительного понятия «училка». Для них учитель – это святое. У нас совсем другое дело.

Ольга Таран: На какую аудиторию рассчитан фильм?
Ирина Купченко: Эта картина создавалась и для ребят, и для учителей, которые запутались на жизненном пути. Фильм призван как-то им помочь, ведь это не пример для подражания и не руководство к действию. Скорее, его цель – предотвратить такую ситуацию. Педагоги и учащиеся не допустили бы этого. И те, и другие, вели бы себя иначе, что-то поняли бы для себя.
Когда мы делали фильм, я была абсолютно уверена, что его не примут никогда. Не примут ни учительницу, ни предлагаемую ситуацию в школе. Для меня было огромным откровением, что после просмотра именно учителя плакали, говорили, что надо показывать картину в школах, обратить внимание правительства. Ситуация потерянной учительницы, которая не хочет преподавать, не хочет идти в школу, показалась им знакомой.

Ольга Таран: Не велика ли цена такого прозрения?
Ирина Купченко: В жизни была бы очень велика. Хорошо, что это только кино.

Кадр из фильма "Училка"

Ольга Таран: Трудно определить жанр этого фильма. Что это – триллер, фильм-дискуссия, исповедь с элементами фарса? К какому жанру можно отнести этот фильм?
Ирина Купченко: Мы совершенно не думали, что эту картину будет смотреть широкая аудитория. Это такое лабораторное кино с провокационным сюжетом. Таких фильмов много, они получают призы на фестивалях, и потом никто, кроме родственников режиссера, их не смотрит. Это очень малобюджетное кино, здесь снимались за идею, а не за деньги. Съемки проходили всего с двумя осветительными приборами. И вообще планировалось, что фильм будет идти час. Затем в процессе работы что-то менялось, выстраивалось в другом направлении. Мы также думали о том, как этот фильм позиционировать. Как я уже сказала, мы не рассчитывали на широкую аудиторию, хотя именно она и приняла «Училку». На всех фестивалях картина получает приз зрительских симпатий. Картину нельзя назвать психологическим триллером. Там нет психологии. Хотя, несмотря на то, что фильм заявлен как остросюжетная драма, там есть и юмор. Мы сделали это осознано, чтобы время от времени давать зрителю передышку от драматических событий, а потом снова погружать его в эту историю.

Ольга Таран: Сложно представить, что нормальный учитель стал бы целиться в детей?
Ирина Купченко: Согласитесь, никто не знает, что может произойти с человеком с стрессовой ситуации, на что он способен. Мы специально взяли такую острую пограничную ситуацию с целью привлечь внимание зрителя. Если бы мы просто рассуждали о том, что — плохо, а что — хорошо, публике было бы скучно.
Понимаете, с людьми надо разговаривать, им надо помогать. Потому что человек сам по себе очень слаб. Может быть что-то изменится, а может и нет. Но это не значит, что не надо предпринимать попытки помочь.



Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.