Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр
Главная / Новости Монако / Интервью / Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр
Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр

Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр

Меценатство с древнейших времен играло важную роль в истории и культуре человечества. Это подробно задокументировано в средневековой и ренессансной Европе, прослеживается в Японии еще со времен сегунов и в королевствах Юго-Восточной Азии. Самые знаменитые художники, от Микеланджело до Густава Курбе, Пабло Пикассо, Сая Твомбли и Кита Хэринга получали ту или иную поддержку от покровителей. От политико-религиозной семьи Медичи и состоятельной светской львицы Пегги Гуггенхайм вплоть до супружеской пары акушерки и учителя Меры и Дональда Рубеллов — все эти меценаты вошли в историю культуры наравне с выдающимися художниками и способствовали развитию творчества, процветанию искусств и популяризации лучших культурных достижений. Мир не стоит на месте, и в настоящее время мы наблюдаем появление меценатов нового поколения, заряженных динамикой цифрового века — они практичны, внимательны к деталям и амбициозны. Сегодня мы познакомим вас с Марией и Сассаном Бехнам-Бахтияр, русско-франко-иранской парой, связавшей свою жизнь с искусством и проживающей между Сен-Жан-Кап-Ферра и Княжеством Монако.

Рожденный в Нейи-сюр-Сен, Сассан происходит из древней и могущественной семьи. Легенда гласит, что Бахтияры являются потомками Ферейдуна, героя иранского национального эпоса «Шахнаме». Они также считаются прямыми зороастрийскими потомками Кира Великого. Бахтияры имели большое влияние во время революции XX века и в современной иранской политике. Ее Императорское Высочество принцесса Сорайя, вторая жена шаха Мохаммада Реза Пахлави, и последний премьер-министр шахского Ирана Шапур Бахтияр входят в генеалогическое древо Сассана. Его прадед Голам-Хоссейн Хан Бахтияр был военным министром в Иране, а дед Хамид Хан Бахтияр — сенатором и бизнесменом. Кроме того, отец Сассана Бехзад Бехнам заведовал протоколом премьер-министра и был одним из основателей Культурного центра Ниаваран в Тегеране.

HM: Меценатство было для вас сознательным выбором?

Сассан Бехнам-Бахтияр: Все произошло довольно органично. Лично я вошел в мир искусства как художник, вдохновленный культурным наследием своей страны во всей его многосложности, выражая определенную позицию моего народа в контексте современного мира и завесы пропаганды.

Мария Бехнам-Бахтияр: Точка зрения моего мужа, выраженная в его работах, вызвала резонанс у иранской и международной аудитории, что принесло ему всемирное признание и известность. Это сразу же отразилось в мировых СМИ — от британской газеты «Хаффингтон Пост», назвавшей Сассана «разносторонне одаренным художником-эрудитом из Ирана, отразившим иной и необходимый альтернативный взгляд», до российского портала BURO 24/7, написавшего о Сассане как об «иранском провидце, который несет новое послание с Ближнего Востока в международный мир искусства и, вероятно, является одним из самых востребованных и обязательных к просмотру художников».

СББ: Мы стали коллекционировать параллельно с развитием моей творческой карьеры и более глубоким погружением в мир современного искусства. Чтобы ощутить общий пульс вокруг нас, мы всегда посещали художественные ярмарки, галереи, музеи и находили там произведения, перед которыми или я, или Мария не могли устоять.

MББ: Мы начали свою коллекцию с молодых фотографов и подающих надежды художников. По мере того как мы развивались и расширяли экспертный кругозор, наши коллекции пополнялись признанными художниками и мастерами. Сегодня мы гордимся тем, что владеем одной из крупнейших в мире частных коллекций иранского современного искусства.

СББ: С ростом коллекции углублялись и наши отношения с определенными художниками, а также понимание сильных и слабых сторон системы. Фонд Бехнам Бахтияр родился благодаря этому пониманию. Это организация, которая фокусируется на универсальном кодексе художественного языка с целью выявления нового образа мышления и источников вдохновения. При этом она поддерживает избранные таланты, как начинающие, так и признанные, и предоставляет им необходимую поддержку для того, чтобы процветать и найти свое место в мире современного искусства.

Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр

HM: Расскажите нам о вашем художественном фонде. Почему вы прежде всего уделяете внимание иранскому современному искусству?

СББ: Фонд Бехнам Бахтияр — это проявление социальной ответственности. Мы способствуем развитию творчества иранских художников всех сообществ. Находясь на уникальном полуострове Сен-Жан-Кап-Ферра, фонд служит культурной штаб-квартирой, своеобразными воротами из Ирана во внешний мир. Эксклюзивная по своей природе и системе поддержки художников, эта неполитическая организация постоянно развивает новые способы взаимодействия, преодолевает барьеры и наводит культурные мосты, предоставляя альтернативный взгляд на Иран. Приобретение работ для постоянной коллекции, которая сегодня включает в себя произведения таких иранских художников, как Сохраб Сепехри, Парвиз Танаволи, Ники Ноджуми, Реза Деракшани, Фариде Лашаи, Ширин Нешат и Рокни Херизаде, — это только одно из основных направлений деятельности Фонда Бехнам Бахтияр. Фонд также представляет, поддерживает и продвигает избранных художников. Это, в частности, блистательный Фарзад Кохан, талантливый каллиграфист Сасан Насерния, граффитист МАМИ, а также Мостафа Чубтараш и Галамдар. Дальнейшая деятельность фонда включает присуждение раз в два года художественной награды — Премии Бехнам Бахтияр, публикации книг и каталогов, производство фильмов и проведение тематических мероприятий.

МББ: Я русская с кавказскими корнями по папиной линии и выросла на Ближнем Востоке. Поэтому неудивительно, что культура этого региона стала частью моей ДНК. Естественно, я восхищаюсь изысканно многослойным и разнообразным иранским современным искусством, которое уже более десяти лет занимает лидирующую позицию на ближневосточном рынке. На волне успешных продаж главных аукционных домов Christie’s, Sotheby’s, Bonhams и на таких онлайн-платформах, как artnet, иранские модернисты и современные художники заняли прочные лидирующие позиции и завоевали популярность среди коллекционеров. Bohnams поставил рекорд в 2008 году, продав работу Фархада Мошири под названием «Eshgh» («Любовь») за 1,45 миллиона долларов США (самая высокая цена для художника с Ближнего Востока на тот момент). И его тут же опередила скульптура Парвиза Танаволи «Oh Persepolis» («Стена»), проданная Christie’s за 2,8 миллиона долларов США.

СББ: Иранские художники широко представлены ведущими международными галереями: Али Банисадр — галереей «Blain Southern», Ками — «Gagosian», Фархад Мошири — «Emmanuel Perrotin». Этот список можно продолжить. Ведущие культурные учреждения, такие как Британский Музей, Тейт, Центр Помпиду, МЕТ, Гуггенхайм, ЛАКМА, имеют работы иранских художников в своих восхитительных коллекциях. То же самое можно сказать о некоторых из ведущих коллекционеров, включая Франсуа Пино, Питера Марино, Фрэнка Коэна или, скажем, фонд Тироче Делеона.

МББ: Даже мир высокой моды не смог устоять перед иранским современным искусством. Кутюрная коллекция весна-лето 2017 от Валентино была представлена на фоне двух работ Шахрияра Ахмади из серии «Архаические Техники Химии».

СББ: Наша ориентация на современное искусство Ирана, помимо моей огромной гордости и любви к культуре и искусству моей страны, обусловлена тем, что иранские современные художники отличаются превосходством в своем творчестве, создавая поистине замечательные произведения. Рынок все еще находится на начальной стадии и имеет огромный потенциал в связи с талантом иранских художников и их рекордными продажами за последнее десятилетие.

МББ: Я также считаю, что иранское модернистское и современное искусство — поистине красивое и многосложное открытие для тех, кто находится в поиске эстетических приключений.

Меценаты без границ: Мария и Сассан Бехнам-Бахтияр

HM: Мы очень рады открытию вашей новой художественной галереи в Монако, Галереи Бехнам Бахтияр. Расскажите об основной идее галереи.

СББ: Мы c нетерпением ждем открытия нашей галереи, Galerie Behnam Bakhtiar, зимой 2017/2018 в Монте-Карло. Обширная выставочная программа галереи будет включать в себя экспозиции художников из Ирана и других стран, что поможет нам дальше расширять наши усилия в области искусств — теперь в контексте культурно-коммерческого пространства.

МББ: Ежегодные экспозиции в Галерее Бехнам Бахтияр будут включать в себя одну групповую и три персональные выставки, наряду с перформансами, панельными дискуссиями, образовательными лекциями и участием в международных арт-выставках.

HM: Сассан, вы получили международное признание как художник. Расскажите о своем захватывающем творческом пути.

СББ: Мое путешествие началось в 2009 году, когда моя работа была успешно продана аукционным домом Christie’s наряду с произведениями иранских мастеров, в частности, Парвиза Танаволи, Фархада Мошири, Ширин Нешат, Резы Дерахшани, Ники Ноджуми, Ардешира Мохассеса. Позже, в 2014 году, Sotheby’s в Лос- Анджелесе выбрали мою работу для международной выставки известных современных художников, таких как Гленн Лайгон, Джули Мехрету, Стивен Найфех, Хасан Хаджадж, Лалла Эссайди и Рашид Джонсон.

МББ: Самые последние работы Сассана, успешно ушедшие с молотка, были из всемирно известных серий «Настоящий Я» и «Непобедимые», наряду с уникальными портретными работами. Цифровой гигант artnet также успешно продал работы Сассана на первом и втором Аукционах Современного Искусства Ближнего Востока (работа под названием «Кашан II» была лидирующей в инаугурационном аукционе). Еще одна новаторская цифровая арт-платформа, Artsy, также поддержала Сассана с его миссией знакомства мира с альтернативным взглядом на Иран и развенчиванием стереотипов вокруг этой страны и народа. Я вижу, что коллекционеры по достоинству ценят тот факт, что работы Сассана успешно совмещают смысл и декоративный аспект.

СББ: Я считаю себя носителем понимания, которое заставляет меня рассказывать о моих героях, основываясь на их физической и интеллектуальной индивидуальности и на их следе в истории. Будучи гражданином мира без границ, я руководствуюсь своим мнением об истине, которая передается внешнему миру через мои художественные формы выражения. Мое искусство происходит из непосредственного опыта познания этого мира.

HM: Почему вы выбрали в качестве места для жизни Сен-Жан-Кап-Ферра и Монако?

МББ: Мой муж воспитывался здесь до подросткового возраста, потом, уже будучи парой, в течение последних 14 лет мы проводили в этом регионе несколько месяцев в году. Окончательно обосноваться в Сен-Жан-Кап-Ферра мы решили во время подготовки к нашей свадьбе. Интересным образом некоторые произведения искусства напоминают нам об этом событии — например, фреска Жана Кокто в очаровательной мэрии Сен-Жан-Кап- Ферра, где мы обменивались брачными обетами, или картина Камрана Дибы, брата иранской императрицы Фары, подаренная нам автором на свадьбу. Мне очень нравится, как искусство переплетается с art de vivre Лазурного берега.

СББ: Как художник я не думаю, что хотел бы жить в каком-то другом месте. Сен- Жан-Кап-Ферра — это рай для любого художника благодаря красоте и естественной среде. А Монако было для меня домом с детства. Княжество — это уникальное место, ставшее идеальным выбором для нашей галереи благодаря серьезной поддержке искусств и культуры в Княжестве Монако. Мы выбрали Сен-Жан-Кап-Ферра в качестве штаб- квартиры фонда, поскольку этот уникальный полуостров непосредственно связан с историей искусств. И, конечно же, мы хотели, чтобы фонд находился рядом с домом.

Фото: Loic Thébaud



Похожие статьи

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.